Blog / News

I’m actively working on the “System”

I am actively working on the “System”, — deliberately not disclosing details, but the work is related to the “KARAGODIN Investigation” project.

My decision to employ Large Language Models (LLM) in this work turned out to be fantastically productive, fortunate, and, without exaggeration, revolutionary!

The data structures I work with are complex and substantial. They encompass philosophical concepts for interpreting social reality, a corpus of regulatory databases, an account of the media landscape in Russia and globally, and the socio-political context — all this and a bit more. As I mentioned, dealing with this volume became difficult, and at times nearly impossible, due to its sheer size, multifaceted nature, and variability.

Large structures require appropriate tools.

Continue reading I’m actively working on the “System”

Активно работаю над “Системой”

Я активно работаю над “Системой”, – сознательно не раскрываю подробности, но работа связана с проектом “Расследование КАРАГОДИНА

Мое решение о привлечении к работе систем Больших языковых моделей (LLM – large language model) оказалось фантастически продуктивным, удачным и, без преувеличения, – революционным!

Структуры данных, с которыми я работаю, сами по себе сложны и велики (это и философские концепции осмысления социальной реальности; и корпус нормативно-правовых баз; и учет медиа-ландшафтной российской и мировой повестки; и общественно-политический контекст; – всё это и чуть больше); и, как я уже упоминал ранее, работать с этим стало сложно, а порой практически невозможно, именно из-за общего объема, многогранности, многоаспектности и вариативности.

Большие структуры нуждаются в соответствующем инструментарии.

Continue reading Активно работаю над “Системой”

My language model

When the artist Dmitry Vrubel (the author of the famous “kiss” of Brezhnev and Honecker – a mural on the Berlin Wall) was alive, we planned to create an artistic work with him, where I would stand against a background wall made of all the documents comprising the “KARAGODIN Investigation” corpus.

So, it would have been walls of investigation files, all responses from government bodies, all inquiries, references, letters, everything, everything, everything, including screens of information (if the documents, for example, were electronic).

The idea was to show a person against the backdrop of that bureaucratic wall that one has to overcome and at the same time build.

Continue reading My language model

Моя языковая модель

Когда был жив Дмитрий Врубель (автор знаменитого “поцелуя” Брежнева и Хроникера – мурала на берлинской стене), мы планировали создать с ним художественную работу, где я был стоял на фоне стены из всех документов, составляющих корпус “Расследования КАРАГОДИНА“.

То есть, это были бы весе листы следственных дел, все ответы госорганов, все запросы, справки, письма, всё-всё-всё, включая экраны информации (если документы, например, были электронными).

Идея была в том, чтобы показать человека на фоне той бюрократической стены, которую приходится преодолевать и одновременно её же и строить.

Continue reading Моя языковая модель